Меню
16+

Газета «Полярная звезда» Камчатского края

29.07.2019 10:43 Понедельник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Борьба с огнем (продолжение)

Автор: Леонид Добровольский

Мои спутники неторопливо несут снаряжение и припасы в сторону, ища места, до которого не дотягивается дым. Неторопливо раскладывают вещи, садятся рядом, завязывается разговор, сыплются шутки, воспоминания о случаях на былых пожарах, заканчивающихся всегда одинаково: «Вот раньше тушили! А сейчас….»

На мой взгляд, картина несколько сюрреалистическая… Надо же что-то делать? А мы тут сидим, как туристы на пикнике, около костра размером в десяток гектаров.

Продолжение, начало при  нажатие на ссылку

- Воду еще не привезли, а рядом ни ручья, ни озера, — наверное, заметив мое недоумение, поясняет Антон Мизинин. — Садись, еще весь день на ногах...

Я растягиваюсь на траве вместе со всем отрядом добровольцев. Модным ныне словом «волонтеры» назвать их не поворачивается язык. Больше половины – сотрудники пожарно-спасательной части села Каменское, крепкие профессионалы, десятки раз боровшиеся с огнем. Некоторые недавно со смены.

- Какой отдых, – беспечно машет рукой Александр Костырев, — если пожар доберется до поселка, про сон вообще забудем. В Каменском наши дома, наши семьи, мы профессионалы. Как говорится, кто же, если не мы? Станилевич так вообще в отпуске, тем не менее, он тут.

Услышав окончание разговора, Михаил Станилевич, до этого момента раскладывавший пожарную амуницию, поворачивается к нам и, как будто оправдываясь, разводит руками:

- А чего я сидеть буду дома? – то ли нас, то ли себя спрашивает он. – Дела все переделаны, телевизор надоел, на диване валяться?

Михаил на секунду замолкает, как бы представляя себя в расслабленно диванном состоянии. Потом решительно машет головой:

- Нет, я лучше здесь. С народом пожар тушить буду! Для всего села полезное дело делаем.

В это время вертолет притаскивает на тросе большой ярко — красный резиновый бурдюк с водой. Его отцепляют, вертолет улетает, и наша группа начинает набирать противопожарные ранцы.

Эти нехитрые устройства разрушили еще один стереотип, сложившийся у меня под воздействием героических фильмов и нарезок из теленовостей. Был непоколебимо уверен, что тушение больших пожаров – это водометные машины, толстые струи воды, сбивающие пламя, тяжелая рычащая техника и тонны воды, низвергаемые с небес винтокрылыми машинами.

Последнее, к слову, было: полторы тонны воды приблизительно каждые двадцать — тридцать минут выливал вертолет на горящую тундру, но основную работу выполнила наша пешая двадцатка. С чувством, с толком, с расстановкой, ходя по кромке пожарища и обильно забрызгивая водой из распылителя любые проявления огня. Вот уж действительно — войну выигрывает пехота!

Сначала проявились обгоревшие сопки, скрытые до этого плотной завесой дыма. Стали проступать фигуры людей, тушившие пожар с другой его стороны. Неожиданно через ватное молчание прорезалось журчание ручья, скакавшего вниз с гор в долину, стал слышен шум ветра. Пожар «локализовали» — так осторожно пожарные именуют момент окончания тушения. Где-то глубоко в торфе, на границе с мерзлотой, могут еще тлеть очаги возгорания. И пожар может вновь набраться сил. Посему, лучше уж не спешить с выводами…

Все участвующие в тушении помаленьку собираются на базовом месте. Достают продукты, кипятят чайник – чаюют – камчатский ритуал, исполняющийся вне зависимости от события, места или времени. Ну, не принято здесь обходится просто водичкой или газировкой, тем более в тундре.

Время от времени кто-то встает, берет пожарный ранец и идет заливать водой места, откуда прорезаются струйки дыма.

Рядом со мной садится Николай Елтыгинин, устало вытянув ноги. Он тушил пожар на противоположной стороне и сейчас, отмахав с пяток километров по ноголомным кочкам, хочет отдохнуть.

Ну, а ты чего поехал? – интересуюсь я у него.

- С пожаром надо бороться, а чего дома сидеть? – недоуменно спрашивает он у меня. Посчитав, что все и так ясно, наливает себе чай и, прихлебывая его, смотрит на тундру.

Никогда не слышал от Николая длинных речей, когда он работает, лишние слова ни к чему.

После того как были потушены пожары, угрожавшие селам, и подводились итоги работы, выяснилось, что Николай стал одним из тех, кто чаще других вызывался добровольцем. Как и Семен Долган, Михаил Станилевич, Антон Мизинин, Аракчеев Константин.

Пожар потушен, наша группа возвращается в районный центр. И по итогам этого полета, похоже, я нашел объяснение некоторой странности, которую отметил в поведении жителей села – отсутствие беспокойства по поводу смога и пожаров.

На материке у руководителей всех уровней и служб раскалились бы телефоны от лавины звонков обеспокоенных граждан, требующих немедленно загасить и развеять. Есть реальная угроза или нет – не важно! Всем мнится, что если срочно не «бить в набат», именно не бившего и не спасут.

В Каменском все, конечно же, пожар заметили, высказались по поводу гари, обсудили прогнозы погоды, как главного фактора распространения стихии. И все… Все спокойно занимались своими делами!

Сначала списывал все на крепость северных нервов и привычность – что-то горит каждый год. А пообщавшись, понял причину железобетонного спокойствия жителей Пенжинского района.

Если беда подойдет близко, никто «сидеть дома не будет» — вместе ее остановят, придут всем миром на помощь. И власти, и люди сделают все, чтобы никто не пострадал.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

20