Меню
16+

Газета «Полярная звезда» Камчатского края

03.11.2015 05:13 Вторник
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 85 от 03.11.2015 г.

Под солнцем северной земли

Автор: подготовила к публикации Екатерина ДОЛГАН

Стихи Бориса Шора получили известность, благодаря публикациям в районной газете «Полярная звезда», газетах «Камчатская правда», «Корякский коммунист». В 1961 году был выпущен сборник «Солнцу навстречу» и после смерти поэта вышел сборник «Пути-дороги» (1966).

Но до сегодняшней публикации о жизненном пути Бориса Моисеевича Шора было мало что известно. В преддверии юбилея Победы его внучка Елена прислала в редакцию материалы о жизни поэта, воспоминания Нины Ивановны Шор. Мы рады, что наконец-то жители района смогут узнать, каким незаурядным человеком был любимый пенжинский поэт, воспевший в своих стихах красоту нашей суровой природы, людей труда.

Связанные ссылки

Шор Борис Моисеевич родился 23 января 1917 года в городе Мелитополе Запорожской области. Потом семья переехала в Москву. Отец — Шор Моисей Исаакович работал в МГУ по ремонту точных приборов, мама Анна была домохозяйкой. В семье было 3 детей: Исаак, Павел и Борис.

После окончания школы Борис Шор поступил в медицинское училище, а затем и в мединститут. Проучиться успел всего 2 курса — началась Великая Отечественная война.

Сначала был в отряде по обороне Москвы, тушил "зажигалки". Потом попросился на фронт. 1 июля 1941 года был призван Ростокинским РВК Московской области. Так как он имел медицинское образование его определили на службу в военный госпиталь. Был помощником старшего военного фельдшера, ассистентом хирурга.

Будучи командиром взвода санитаров — носильщиков 879 стрелкового полка 158 стрелковой дивизии Калининского фронта во время наступательных боев в феврале за деревню Большие Каденки был ранен и контужен. Не считаясь с ранением, Борис Шор остался на своем посту и продолжал командовать беспрерывным выносом раненых с поля боя. В этих же боях, но уже за деревню Васильки он был тяжело ранен. После лечения сразу вернулся на фронт. Был награжден медалью «За боевые заслуги» и орденом Красной Звезды (по данным сайта podvignaroda.ru). К сожалению, сами награды пропали после смерти его матери, которая жила в Москве. По одной из версий, соседки продали награды, чтобы устроить похороны, хотя Шор отправил достаточную сумму. По второй, их просто украли, потому что после похорон из квартиры вынесли практически всё. Оба его старших брата — Исаак и Павел погибли на войне. Павел был военврачом второго ранга, был награжден медалью «За боевые заслуги».

Воевал Борис Шор также на Дальневосточном фронте, в Маньчжурии. Демобилизовался он только в 1952 году на Камчатке и устроился фельдшером в Пусторецк, где и познакомился с Ниной, своей будущей женой.

Молодая учительница из Подмосковья Нина Петровнина приехала в Пенжинский район после войны. Сначала она работала воспитателем и вожатой в школе-интернате, затем ее направили в село Пусторецк.

Вспоминает жена Бориса Моисеевича Нина Ивановна Шор:

«В Каменском меня поселили в зубной кабинет. Справа от печки на ящиках постелили матрас и я там спала. Рядом спали зубной врач Зиночка и ее тетя Марья Максимовна. Как-то возвращаюсь с работы, а Зиночка мне говорит: «Нин, познакомься. Это наш новый фельдшер Борис». Это было мое первое, ничего не значащее знакомство с Борисом Моисеевичем. Второй раз мы встретились в Пусторецке. Нас снова перезнакомили, на этот раз директор Пусторецкой школы. Я тогда ответила, что мы уже знакомы. А директор мне говорит, что раз дважды знакомят, то уже на всю жизнь. Он работал медиком, я учителем, постоянно пересекались по работе. Борис Шор приходил в гости. Понравились друг другу и решили пожениться. По вечерам много беседовали, гуляли.

Хозяйство Пусторецка не давало пользы и его объединили с Таловкой. В апреле пастухи забрали детей и стали кочевать в сторону Таловки. Следом за ними уехали и мы. Ехать приходилось ночью, так как днём из-за талого снега нарты не ехали. У Бори была хорошая упряжка и опытный каюр Танелка, а у меня — каюр Чичата и собак в упряжке 5 или 6. Ехал медленно, мы постоянно отставали от группы. Один раз его отчитали, так он разозлился и поехал так быстро, что нарты занесло и я вывалилась на повороте, а он даже не сразу заметил. На следующем привале я подошла к Боре и сказала, что дальше с этим каюром не поеду и Боря взял меня к себе в нарты и дальше поездка была без происшествий. Доехали до Чемурнаута и стали ждать катера. Тогда, в Чемурнауте Борис Моисеевич написал стихи:

Помнишь, как с тобою
Мы рассвет встречали?
Солнечные зайчики
На скале плясали.
Маленькая птичка
Нас спросила: Чьи вы?
Море было странным,
Призрачно красивым.
Позже солнце вышло,
Сопки осветило.
И для нас с тобою
Утро наступило.
Ты сама, как лучик
Путь мне освещаешь,
Возвращайся лучше,
Ведь и ты скучаешь.
Всю тебя люблю я,
(И капризы тоже)
Ты без них была бы
Другой, непохожей.
Приезжай скорее,
Будь живым ответом.
Солнечные зайчики
Прибегут с рассветом.

В Рекинниках Боря тоже писал стихи. О войне он говорить не любил. Ему подарили ружье, но Боря ни разу из него не стрелял. Говорил: «Не могу я стрелять в птиц». Жили в землянке, за водой ходили на речку, зимой брали с собой топор, чтобы очистить ото льда ополонку (прорубь).

В Рекинниках 12 ноября 1956 года родился сын Павлик, но прожил недолго, около месяца. В этот зимний день лил дождь, и мы с ним лежали на единственном сухом уголке кровати.

Когда приехали в Манилы, нам дали половину дома. С северной стороны жили Скревские, а с южной жили мы. Между нами была насыпная стенка. Слышимость была поразительная.

Родились дети — Ольга и Игорь. По вечерам после работы Боря ждал, когда все лягут и садился писать стихи. Днём получалось редко. Дочка Оля часто подходила к нему и требовала "Папа, пиши кысю-дядю, а то мешать буду" и он рисовал ей какой-нибудь рисунок и всегда просил назвать кто или что это. Когда муж уезжал в Каменское на лечение, то Оля попросила купить ей "лябочку" (яблочко). Яблок Боря не нашёл, зато привёз платьице, так потом Оля его так и называла "лябочкой"».

Борис Шор был настоящим коммунистом, поэтому отдавал все свои силы работе, семье и творчеству. Работал до последнего и никогда ни на что не жаловался. Много ездил по табунам и в одной из таких поездок отморозил ноги (хотя и был в торбасах). У него после контузии на войне всегда были холодные ноги и руки, поэтому во время той поездки он всё время ими шевелил, чтобы не замёрзнуть. Но когда приехал и снял обувь, то сразу стало понятно, что это обморожение. Пришлось ампутировать стопу правой ноги и пальцы левой. После этого его направили на протезирование во Владивосток. Протезы сделали неудачные и ходить в них было очень больно. Но Шор продолжать работать и писать стихи.

Позже его отправили на лечение в Москву, сделали хорошие протезы. В Москве у него обнаружили туберкулез легких, положили в больницу. Но он не мог там долго находиться. Его тянуло домой, к детям. Он уговорил врачей и его отпустили.

Несмотря на болячки, вдруг навалившиеся в последние годы — а это незаживающие военные раны, обострившийся туберкулез, больные ноги, Борису Шору нужно было работать, чтобы поднимать детей.

Умер Борис Моисеевич Шор 12 июня 1962 года, похоронен на сельском кладбище в с. Манилы. Нине Ивановне перед смертью наказал, чтобы она дождалась года и возвращалась к себе. Так она и поступила. Начинать новую жизнь с двумя маленькими детьми на руках было очень трудно, но она справилась. Хотя замуж так больше и не вышла, и всё время вспоминает про жизнь на Камчатке, про ту среду, людей. Про то, как жила там с мужем и как похоронила там первого сына.

Да, жизнь была трудная. Но она ни о чём не жалеет и до сих пор бережно хранит все стихотворения мужа, вырезки из газет и письма из редакций. Ниже одна из последних телеграмм от товарищей по перу.

ОСЕНЬ

Трава на сопках пожелтела,
И спала прежняя жара,
Листва с деревьев облетела.
С багряной лиственной метелью
Пришла осенняя пора.
И тишина вокруг такая,
Как будто вся природа спит,
Лишь солнце ласково кивает,
Да ветер с облачком играет,
Комар над ухом прозвенит…
Вчера в реке шуга шумела,
Чернели мрачно берега,
А утром всюду побелело,
Морозом скована река.
Она лежит, как после боя,
Торосы вздыбив на груди,
Чтобы ожить опять весною
Под солнцем северной земли.

Выражаем искреннюю благодарность семье Б.М. Шора за предоставленные материалы.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

251