Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Книжная защита

Автор: Автор Леонид Добровольский

В Красную книгу Камчатки внесены изменения: теперь под особой охраной находятся редкие виды рыб, обитающие в реках Пенжинского района, вот только охраняются они пока исключительно на бумаге.

В середине февраля, на очередном заседании Комиссии по редким и находящимся под угрозой исчезновения животным, растениям и грибам, были внесены последние изменения в новую редакцию Красной книги Камчатки. Сотрудники Кроноцкого заповедника и КамчатНИРО обосновали необходимость включения пенжинского омуля, сибирской ряпушки и чира в главный природоохранный документ региона.

Бассейн рек Пенжина и Таловка – уникальный по условиям обитания водный объект для Камчатского края и всей Северной Пацифики. Здесь сформировалась разнообразная ихтиофауна, включающая не менее 25 видов. Пять видов сиговых рыб (чир, пенжинский омуль, сибирская ряпушка, пыжьян и валек) вместе встречаются только здесь. Численность сигов, включенных накануне в Красную книгу Камчатки, стремительно сокращается в результате чрезмерного вылова.

Часть местообитаний и нерестилищ сигов находится в пределах Корякского заповедника, где промысел запрещен, но за границами особо охраняемой природной территории вылов до настоящего времени никто не контролировал. Особое опасение ученых сегодня вызывает состояние популяции пенжинского омуля. В отличие от сибирской ряпушки и чира, которые распространены также в арктическом и беринговоморском районах, это эндемичный вид. Единственная популяция на Земле известна лишь в Корякском округе Камчатского края.

«По нашим данным, массовый нерест ряпушки, омуля и чира в конце 1990-х происходил в реке Куюл (приток реки Таловка) ниже по течению от участка Парапольский дол в Корякском заповеднике. Местные рыбаки в конце осени съезжались на нерестилища и занимались незаконным сетным ловом, вывозили рыбу мешками. К концу 2000-х численность всех сигов катастрофически деградировала. Поскольку одна из основных задач заповедника – защита сигов, мы настаивали на их включении в Красную книгу Камчатского края. В настоящее время они действительно находятся на грани исчезновения», – сообщил Григорий Маркевич, ихтиолог, научный сотрудник ФГБУ «Кроноцкий государственный заповедник».

Что интересно, в научных работах эти же самые ихтиологи пенжинского омуля называют «ограниченно распространенной рыбой», подчеркивая, что его много, но, правда, на ограниченной территории. Впрочем, в научных трудах точных данных нет. Весь количественный подсчет краснокнижной ихтиофауны строится на том, сколько удалось поймать рыбы в тот или иной день, пока ученые мотались по Пенжино в рамках краткосрочной командировки. Весьма интересный способ учета. В иные дни, на материке, карася стоит записать в «Красную книгу» ибо: не клюет – зараза!

В общем, численность неопределенна, нормы вылова не подсчитаны, сколько рыбы гибнет в озерах из-за обвалившихся проток тайна за семью печатями, меры по увеличению численности отсутствуют, поэтому решили прибегнуть к излюбленной российской перестраховочной команде – «не пущать, абы чего не вышло!»

После того как редкие рыбы обзавелись записью в Красной книге, их вылов стал наказуем.

Как пояснили в пресс-службе Северо-Восточного территориального управления Росрыболовства, понести ответственность за незаконную добычу водных биологических ресурсов, занесенных в Красную книгу Камчатского края возможно на основании ч. 2 ст. 8.37 и ч. 2 ст. 8.17 КоАП РФ или ст. 256 УК РФ.

Согласно Административному Кодексу, пойманного за незаконным промыслом ожидает штраф в размере от двух тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией судна и других орудий добычи (вылова).

А вот если посчитают, что был причинен крупный ущерб, или лов производился с применением самоходного транспортного плавающего средства, да еще и в местах нереста или на миграционных путях к ним, то придется выплатить в казну штраф в размере от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Любой рыбак Пенжинского района, решивший половить рыбку, автоматически идет по самой верхней планке наказания, потому что плавает на моторке или катере (применение самоходного транспортного плавающего средства), ловит на миграционных путях (река Пенжина и ее притоки), а поймать в сеть одну из краснокнижных рыб (чира, сибирскую ряпушку, пыжьяна, валька или пенжинского омуля) можно в любом месте реки.

Хотя ловить рыбу, занесенную в Красную книгу Камчатского края, возможно в рамках спортивного и любительского рыболовства на рыбопромысловых участках по путевкам.

Впрочем, суровость наказания низводится отсутствием его неотвратимости, на территории Пенжинского района нет сотрудников рыбоохраны.

В свое время полноценный отдел сократили до одного человека, который уволился в прошлом году, и замены ему до сих пор нет. Все это происходит в районе, в реках которого обитает основная масса рыбы, занесенной в Красную книгу Камчатского края.

Пресс-служба Северо-Восточного территориального управления Росрыболовства соглашается, что в данный момент инспектора нет, но уверяет, что подобрана соответствующая кандидатура. И после проведения конкурса на должность государственного инспектора в начале мая этого года он приступит к должностным обязанностям. Более того, на период лососевой "Путины -2018» в Пенжинский район планируется направить в усиление оперативную группу инспекторов рыбоохраны.

Замечательные устремления, хотя не совсем понятно, какое отношение они имеют к охране краснокнижной рыбы. Ведь тот же самый пенжинский омуль, за сохранность которого так ратовали сотрудники Кроноцкого заповедника и КамчатНИРО, добывается в небольшой период накануне ледостава. К тому времени «Путина» давно уже закончиться.

На что надеются руководители рыбоохраны, предполагая, что один сотрудник будет оформлять документы рыбакам, ловить браконьеров, следить за протоками и расчищать их в случае необходимости, контролировать миграционные потоки рыб и места их нереста, контролировать путину, писать отчеты и накручивать тысячи километров, курсируя от Манил до Аметистовой по вверенной ему территории. Веселят расчеты Рыбохраны, что одного инспектора достаточно для охраны третьей по величине реки на Дальнем востоке.

Вот и получается, что рыба охраняется только на бумаге, из которой сделаны листы Красной книги Камчатки.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

3